Свято-Введенский женский монастырь

Владимирец находится в 55 километрах от города Острова, на самой границе Островского района с Порховским. Здесь в укромном уголке, среди холмов, лесов и болот, огибаемая речкой Лиственкой запряталась Володчина гора. Это один из тех многочисленных холмов, что возник в результате оседания песка, принесенного ледником. Любопытно, однако, что среди местных жителей сохранилось предание об искусственном ее происхождении – рассказывают, что песок когда-то, носили сюда мешками. Идут, мол, прихожане в церковь и несут с собою песок. По всей видимости, это предание не противоречит научному взгляду на происхождение холма, поскольку относится скорее к укреплению пригорода, о чем и будет сказано ниже.

Название горы, а вслед за ней и местечка, различные источники конца 19-начала 20 века связывают с именем некоего князя Владимира. В настоящее время все большее распространение получает версия, согласно которой речь идет о князя Владимире – крестителе Руси.

Предполагается, что он жил и родился здесь, поскольку Владимирец был вотчиной княгини Ольги, его бабушки. Если исходить из этой версии, то первое поселение возникает на Володчиной горе более 1000 лет назад. Неоднократные, начиная с конца 19 века, обследования городища, к сожалению не дали ответа на вопрос о давности его заселения – самая «ранняя» найденная здесь керамика употреблялась, начиная с 13 века.

В письменных же источниках Владимирец упоминается с середины 15 века, когда на месте «где и древний был» возникает пригород Пскова. В 6970 году по старому летоисчислению (1462 – по новому) «заложиша псковичи иной городок на Володчине горе и нарекоша и Володимирец». Во Владимирце «того же лета и церковь поставиша Святаго Николая и освещаша».

О том, какой именно была крепость Владимирец, сейчас, спустя более пяти веков, достоверно не скажет уже никто. Но примерное представление о ней можно получить на основании сохранившихся описаний городища, сделанных в конце 19 – начале 20 века, и современных обследований.

«Гора на всходу вышиною 15 саженей, а обширностью 95 саженей». Верх горы искусственно подрезан и выравнен, так что здесь образовалась почти правильная прямоугольная площадка, размером 110-120 на 50 метров. В описании «Псковского наместничества» о Владимирце говорится «был сделан вокруг самородной горы вал». Скорее всего, для вала и носили на гору песок владимирцы, как рассказывает о том предание. На двух противоположных углах городища сохранились округлые выступы для башен: с северо-западной стороны поменьше, а с юго-восточной большой – до 14 метров диаметром. Он и сейчас значительно возвышается над городищем, можно предположить, что всего башен было, все-таки, по числу углов четыре. Как и сама крепость, были они деревянными.

Во многих источниках 19 века упоминается тайный ход, идущий по южному склону к подножию горы. « В прежние времена тут был со сводами из плиты тайник, из которого брали воду». Найти его не трудно еще и сейчас: он достаточно широкий – более полутора метров – и заканчивается округлой ямой. А вот каменный свод, стены и ступени разобраны в свое время на строительство церкви Николая Чудотворца. В народе же сохранилось предание о ста ступенях, под первой и последней из которых спрятаны сокровища. Возможно, речь идет об одном и том же тайнике.

Из дополнительных оборонительных сооружений во Владимирце был земляной вал у подножия горы, в притоке речки Лиственки, а так же шириной 6 -8 метров. С западной и южной сторон он частично засыпан, а вот с восточной и сейчас можно пройти по их дну.

У крепостных стен располагался посад. Он занимал площадку величиной 3 га. На западном склоне горы. В Писцовых книгах (1585 – 1587) упоминается верхний посад. На посаде была поставлена церковь Ильи Пророка, упоминание о которой находим в Псковских летописях за 1484 годом, когда « у святого Ильи на посаде свеща сама загорелася».

Со временем во Владимирце «на другой стороне посада» строится еще один храм – Рождества Пресвятой Богородицы, и создается монастырь. В последующие века владимирецкие церкви неоднократно разрушались, гибли в пожарах и вновь отстраивались.

Пригород Владимирец имел очень удачное расположение. Как и многие крепости, владимирецкая находилась на водной артерии – в те времена реки были основными путями сообщения. С трех сторон, она, согласно преданиям, была окружена болотистым лесом. С юга и запада защищала Владимирец Лиственка с ее обрывистыми берегами.

История Владимирецкого края описана у священника Островского Троицкого Храма Николая Панова в начале 20 века. По преданию в этих местах остановилась лавина татаро-монголов, и войско Батыя и не смогло пройти дальше к Новгороду и Пскова.

С севера к подножию Володчиной горы подходит озеро. Высота городища, укрепления, а также естественные преграды делали крепость труднодоступной для осады и штурма.

Владимирец встал на защиту юго-западных рубежей вечевой республики в числе 12 псковских пригородов, составлявших единую сеть обороны Пскова.

Около 120 лет этот пригород выполнял своё основное предназначение.

В 1580 году отряду польского короля Стефана Батория удалось разрушить крепость. Описаний подробностей этого события не сохранилось. Вместе с крепостью разрушена и Никольская церковь.

Поскольку крепость больше не восстанавливается, новая церковь Николая Чудотворца строится уже на посаде. «А после того литовского разорения построена уже близ горы церковь во имя Николая Чудотворца с приделом Рождества Божьей Матери».

К концу 17 века крепость на Володчине горе полностью потеряла своё военное значение. Жизнь в нём начала замирать.

В 1790 году во Владимирце случается пожар, в котором сгорают обе церкви. Или единственная, о которой свидетельствуют архивные документы: «Церковь Николая Чудотворца сгорела по случившемуся пожару … ». «По разорении бывшей Николаевской церкви» тщанием вообще всех прихожан» «по резолюции» ставится однопрестольная, без колокольни, деревянная церковь Рождества Пресвятыя Богородицы на время построения нового, теперь уже каменного храма Николая Чудотворца. Он построен спустя 7 лет после пожара, в 1797 году «тщанием помещицы вдовы ротмистерши Александры Феодоровны Дубянской и экономического крестьянина деревни Борок Пантелеимоном Тимофеевым с помощью прихожан». Во Владимирце сохранилось предание, связанное с его строительством. Согласно этому преданию народ недоумевал, где именно поставить новую церковь. На том месте, где она находится сейчас, был совершён молебен Николаю Чудотворцу. На следующий день здесь явилась его икона, что было воспринято как благословение и указание места для строительства. Сама икона, бережно хранившаяся в храме, в годы войны исчезла, осталась только её копия, которую и сейчас можно увидеть во Владимирце.

Вновь построенная церковь имела два холодных придела: Рождества Богородицы и Святителя Димитрия Ростовского Чудотворца. Этот большой каменный храм, в стилевом решении которого прослеживаются черты провинциального классицизма, и сохранился до наших дней. Вследствие перестройки он приобрёл своеобразное архитектурное строение и состоит из основного кубического объёма с пристроенной с запада 2-х престольной церковью и трапезной. Сверху над ними – восьмигранная двухъярусная колокольня. Снаружи храм декорирован довольно скромно, весь декор составляют резные наличники над окнами и дверьми да лопатки по углам. Впрочем, величественная эта простота так гармонично слилась с окружающей природой, что всякий дополнительный декор казался бы просто неуместным.

Церковь Рождества Богородицы остаётся как кладбищенская, приписная к основной. Она сохраняется вплоть до начала 20 века.

В 19 веке Владимирец разрастается. К концу 70-х годов численность прихода Никольской церкви составляет более 7 тысяч человек.

В 1875 году во Владимирце вновь случается пожар, во время которого он выгорает дотла. И лишь церкви удаётся на этот раз спасти. Они остаются, одиноко возвышаясь среди пепелища.

Спустя 20 лет церковь Николая Чудотворца перестраивается и расширяется. Её помещение, вмещающее в двух тёплых приделах не более трёхсот человек (в приходе в это время насчитывается уже около 9000), становится недостаточным. Отправление богослужений, как пишет в 1891 году церковный староста, житель дер. Жерныльск Стефан Иванов в прошении к Его Преосвященству, совершается с многими неудобствами, отчего прихожане начали опускать свою обязанность бывать в церкви. В течение трёх лет «по приговору», т.е. совместно принятому решению, прихожане собирают средства. В 1895 году приделы и трапезная храма были переделаны и расширены, он приобрёл тот вид, который сохранился и поныне.

На камне у входа в колокольню и сейчас можно увидеть высеченной дату перестройки.

Рубеж 19 и 20 веков знаменуются для Владимирецкого погоста, пережившего многочисленные испытания, относительной стабильностью.

По словам местных жителей, в начале 20 века была попытка учредить во Владимирце и монастырь, чему помешали революционные события.

Священниками накануне революции в церкви Николая Чудотворца служили Михаил Иоаннович Алфеев и Иоанн Павлович Лавров, диаконом – Фёдор Иоаннович Суворов. Крестьянин Иванов Лев Иванович являлся церковным старостой. Вероятно, на плечи этих людей и легла основная тяжесть революционного удара. Из тех, кто служил в церкви в послереволюционные, годы известна лишь одна фамилия – священник Серебряницкий.

Коллективизация, начавшаяся в конце 20-х годов, прошлась тяжёлым жерновом по судьбам местных жителей, многие из которых были раскулачены и выселены из Владимирца и окрестных деревень. Среди них и владельцы кожевенных заводов Львовы и Жерныльские. (В октябре были национализированы кожевенные заводы кулаков Павлова и Степанова, в селе Жерныльском – Пахрин).

В 1931 году была закрыта церковь Николая Чудотворца, а все 7 её колоколов замолчали, сброшенные наземь.Периодически службы здесь ещё возобновлялись присылаемыми священниками, но о полноценной духовной жизни речи уже не шло.

Тяжёлым испытанием для Владимирца стала Великая Отечественная война. Буквально с самого её начала он оказался занят немцами, А.Н.Иванов вспоминает, как они двигались по дороге через деревню Жерныльское к Владимирцу в течение целого дня ¬пешком, на машинах, на мотоциклах, лошадях, В церкви расположился немецкий штаб, остававшийся здесь до освобождения. Основная холодная часть храма была превращена в конюшню, а колокольня использовалась как наблюдательный пункт. Был установлен пулемёт. Немцы, изначально терпимо относившиеся к местному населению, почувствовав сопротивление, начали зверствовать. Оставшиеся без крова, жители деревень, а в основном это были женщины и дети, прятались по окрестным лесам, строили землянки на берегу реки.

Но именно в это время, в 1942 году в Никольском Храме возобновилась жизнь. Немцы разрешили русским священникам из Прибалтики проводить праздничные службы. Местные жители вспоминают, как телегами возили крестить детишек, узнав об открытии церквей. Никольский храм оказывается в центре боев. Когда-то внешне простой и строгий, был богато украшен внутри. Сторожилы рассказывали, что пол был устлан мраморными плитами, золотом сверкал высокий иконостас. Никольский храм имел самый большой в округе приход, служили три священника.

Во время войны погиб и пропал иконостас Никольского храма, о чём напоминают оставшиеся в церкви на высоте нескольких метров крюки для его крепления. Место пропавшего иконостаса, в 60-е годы, занял иконостас привезённый из с. Александровка, Порховского района.

Освобождён Владимирец 21 июня 1944 года.

В послевоенные годы жизнь во Владимирце наладиться полностью так и не смогла. Примерно в 1988 году начинается передача храмов и монастырей для восстановления РПЦ. Это опять знаменательно, так как встает из небытия имя святого равноапостольного князя Владимира – крестителя Руси, как второе крещении Руси, после 70 летного поругания.

Из Псково-Печерского монастыря, который никогда не закрывался, опытных в монашеской жизни насельников архиепископ Владимир (Котлеров) ныне митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский, направляет для восстановления разрушенных Храмов Псковской области и благословляет попробовать наладить при этих Храмах церковную жизнь. Одним из таких насельников оказался, молодой иеромонах Нифонт (теперь архимандрит – Корчев Николай Александрович). Храм находился в плачевном состоянии, а в доме священника рядом с Храмом не возможно было и подумать, чтоб остаться на ночлег. Но эти трудности не остановили молодого монаха.

Вера в Бога и данное ему послушание священноначалия помогли начать нелегкое возрождение этого Храма. С первых же дней оказал существенную поддержку Псково-Печерский монастырь. Он давал строительный материал, необходимые бытовые и богослужебные принадлежности. Из Печор же приезжали и верующие строители, приступившие к восстановлению Храм и причтового дома. Была восстановлена церковная кровля, застеклены окна, восстановлена западная стена, сделаны полы. Храм стал приобретать внешнее и внутренне благолепие, но самое главное – в храме возродилась духовное делание: богослужение и молитва.

Медленно и не просто стала создаваться община насельниц. Очень не многие из приезжавших во Владимирец оказывались способны понести тяготы нелегкого сельского труда, суровой бытовой неустроенности. Примерно к 1992 году около Храма Николая Чудотворца и батюшки собирается небольшое количество сестер и они регистрируют общину, как приход Николая Чудотворца.

Суровые тяготы первых лет вынесли вместе с ним послушница Лидия и матушка Серафима. Хоть трудно, но росла святая обитель. С давних пор известно, что монастыри создаются многолетними трудами и молитвами, потом и кровью подвижников. Только через 14 лет после приезда отца Нифонта во Владимирец, Святейший Синод РПЦ во главе во Святейшим Патриархом Алексием († 2008 г.), по представлению архиепископа Псковского и Великолукского Евсевия, (ныне Митрополита) благословил открытие на Володчиной горе Свято-Введенского женского монастыря. Это событие обитель отпраздновала осенью 2003 года.

Так как Рождесто-Богородичная обитель в Псковской епархии уже существовала, то по благословению архиепископа Евсевия (ныне Митрополита), ранее Богородичный придел переименовали в честь праздника Введения во храм пресвятые Богородицы и в честь этого придела был назван монастырь – Введенским.

Надо сказать, сегодня обитель не сравнить с тем, что было двадцать четыре года назад. Кроме сохранившихся зданий церкви, причтового домика, валунной ограды с двумя воротами и часовенкой здесь возведено много новых деревянных построек: трапезная, кельи, скотный и хозяйственный двор. Поставлены теплицы. Вся монастырская территория огорожена забором с кирпичными воротами. Построена иконописная мастерская, библиотека, вышивальная и швейные мастерские, здания для детского православного лагеря.

Всё полнее с каждым годом и духовная жизнь самой обители – увеличилось количество сестер, назначена настоятельница монастыря – монахиня Христина (Кривецкая А.Н. с 2003 – 2012 гг.). С ноября 2012 года настоятельница монахиня Зинаида (Прокофьева Г.И.). С 2020 года настоятельница монастыря монахиня Антонина (Фатеева). Место становится более известным для паломников, приезжающих сюда и поодиночке, и целыми автобусами помолиться, потрудиться «во славу Божию». Кто-то приезжает на день, а кто-то на несколько месяцев. Но тот, кто побывал здесь хоть раз, непременно захочет вернуться снова.

… Вместо древней, петляющей среди холмов, размываемой родниками лесной тропинки теперь во Владимирец со стороны Острова ведет широкая песчаная дорога. Не так просто, но можно попасть в обитель из пограничных деревень Порховского района. Как и прежде, много веков назад, идут сюда путники, чтобы в какой-то момент неожиданно увидеть белокаменный Храм на Володчине горе. Увидеть и восхититься обыкновенному чуду русской земли, затерянному в лесах Псковщины.